Лица - Я не художник!

Пьер Арди, креативный директор Hermes Bijouterie

1/21. Пьер Арди, креативный директор Hermes Bijouterie

Креативный директор Hermes Bijouterie Пьер Арди рассказал, как за десять лет его творчество эволюционировало от серебряных украшений в виде лошадиной упряжи до хлыстов с бриллиантами 

Я работаю в Hermes уже почти 23 года и только десять из них придумываю дизайн украшений. Если посмотреть на этот процесс со стороны, упрощенно, то он выглядел так: от украшений из серебра Hermes Bijouterie, мы перешли к украшениям из золота, а потом к серьезным изделиям из золота и бриллиантов, созданных на более высоком уровне – так появилась линия Hermes Haute Bijouterie.
 
Я не художник, а не создаю арт-объекты, это не искусство в чистом виде, это прикладное искусство. Ваше творение в итоге должно быть ювелирным украшением, при взгляде на которое женщина произнесет: 'Ах, я хочу это носить!'

Процесс создания украшения просто из серебра или из золота с драгоценными камнями для меня, как для дизайнера, не так уже различен, а вот уровень исполнения иной. Я бы сравнил его с тем, как вы постепенно увеличиваете скорость или звук на проигрывателе в сторону их усиления. И, кстати, нажимать на педаль скорости или крутить регулятор звука, было для меня не так страшновато и ответственно, как в принципе браться за создание украшений. Ведь до этого я занимался лишь обувью, а месье Дюма (Жан-Луи Дюма – бывший генеральный директор Hermes, который возглавлял Дом с 1977 по 2010 годы, до самой своей смерти – прим. ред.) разглядел во мне иной, больший потенциал, и я дерзнул принять этот вызов.
 
До меня в ювелирной линии существовало всего три канонических украшения: браслет Filet de Selle с пирамидками их серебра на коже был создан в 1927 году, браслет Chain d’Ancre был создан в 1938-м, браслет Nausicaa  был cоздан в 1971 году. Так вот эти три предмета и составили основу для развития линии  украшений Hermes, остальные просто канули в историю.
 
Моей миссией и желанием было шаг за шагом построить настоящую полноценную коллекцию украшений, которая была бы плоть от плоти Дома Hermes.
 
Десять лет назад я был очень удивлен, получив предложение придумывать украшения Hermes, потому что даже не знал, что моя предшественница покинула Дом Hermes. Месье Дюма, просто позвонил мне и спросил, не было бы мне интересно заняться этим?

Об этом мало кто знает, но свою первую ювелирную коллекцию я сделал еще для Martin Margiela, когда Мартин был креативным директором модных коллекций Hermes. Именно он первым предложил мне дебют в этой области и о нем определенно узнал месье Дюма. Так вот Мартин пришел на нее посмотреть, внимательно изучил все изделия и спросил меня – Пьер, а что ты будешь делать дальше? Она состояла из нескольких десятков предметов и действительно была слишком объемной. Это заставило меня задуматься, как быть более избирательным, брать за основу коллекции не больше одной-двух идей и рассказывать одну-две истории, делая украшения в Hermes. Не стоит перегружать сознание людей, иначе их внимание рассеивается и выбор серьезно осложняется.  

Возможно я совершал ошибки на этом ювелирном пути… вернее – я определенно совершал ошибки в своих первых коллекциях. Но, в конце концов, мне никто не давал никаких объяснений, когда я только начинал, и я просто старался сделать все, что мог. Дом благосклонно давал мне возможность предпринять несколько попыток. Да, меня много критиковали, и поверьте, мне не было все равно. Но это был один из способов научиться говорить на языке Hermes. Зато теперь мои коллекции более зрелые и выдержанные.
 
Моя первая коллекция для Hermes была слишком экспериментальной. Я так хотел показать, на что способен, что перегрузил ее идеями и  разными придумками. Ведь к тому времени я уже прекрасно знал художественный потенциал идей, заложенных в дизайн изделий Hermes, я наизусть помнил весь перечень форм и конструкций, объемов и линий, был прекрасно знаком со всеми образцами в архивах. И в них можно было найти столько ключевых идей для ювелирных украшений, и cтолько точек отсчета! Словом, вокруг меня было столько точек доступа к вдохновению и я хотел воплотить их в украшениях все сразу!
 
Знаете, какую задачу поставил передо мной месье Дюма десять лет назад?! Он так обозначил мою миссию: 'Делай все, что угодно, только не Place Vendome!' А у меня и не было шанса сделать нечто подобное ювелирам с этой площади, просто потому что я не знал, как это делается, ха-ха! Месье Дюма, кстати, был очень сфокусирован на украшениях и лично следил за тем, что я делаю – наверное потому что сам когда то создавал их в Доме. И когда мы только создали первую коллекцию и представили ему в готовом виде, он изучал ее часа два, очень внимательно и сам придумывал название для каждого предмета. Но он никогда не давал мне неких правил или ограничений. Думаю, это был стиль его работы – он наблюдал за тем, что я делаю в линии обуви годами, увидел то, что я сделал для Martin Margiela и решил, что у меня есть потенциал для созданий украшений. Встреча с ним была главным и решающим событием в моей жизни, конечно.
 
В Hermes есть буквально все – исторические предметы и объекты, коллекции prêt-a-porte – надо просто уметь увидеть в них нечто. 
Главное – правильно выбрать! Это та часть творчества, которую практически невозможно объяснить. Я интерпретирую, я, как Мария Каллас, которая поет партитуру произведения, уже написанного задолго до нее, и стараюсь 'спеть' ее как можно лучше. Нечто великое сделано в Доме до меня. И я думаю, чтобы исполнить свою работу хорошо, мне нужно как минимум любить эту партитуру, чувствовать себя в ней комфортно, естественно.

Когда я только начинал, все было построено вокруг истории с лошадью и всем, что связано с этим животным. Но связь эта может быть столь разнообразной! Моей задачей было придумать новые формы на основе уже существующих, сочинить новые канонические дизайны. Я постоянно думаю о том, какой дизайн украшения может получиться не просто новым, а стать классическим и остаться в Hermes всегда, даже когда меня уже здесь не будет... В мире не так уж много модных брендов, в истории и творениях которых изначально заложена некая перспектива и очень сильная индивидуальность. Скажем, Chanel или Cartier из таких брендов, а вообще, чтобы их пересчитать, хватит пальцев двух рук. Да, я творю в рамках большого стиля, но в этом и есть удовольствие! И я чувствую себя абсолютно свободным в своих творениях. 

В коллекции Hermes множество разнообразных украшений, и все эти вещи производятся разными мастерами в разных мастерских. Каждая из них имеет  специализацию – кто-то хорош в отливании формы,  кто-то великолепно скрепляет цепи, и так далее. Так что за мной стоит целая команда, которая проводит огромную работу и принимает решения. Для ювелира очень важно то, как производят его украшение. Ведь оно может быть реализовано тем или иным ателье совершенно по-разному. Но даже это является частью процесса творчества – если мы сделаем это в этом ателье, то получим такой-то результат, если мы сделаем это в другом месте, даже в другой стране, в Германии или в Италии, то это будет очень отличным. 
 
Коллекция Hermes состоит из нескольких частей: вещи из серебра, из золота и украшения с бриллиантами. Вещи из серебра – это скорее бижутерия, легкие украшения на каждый день. Серебро использовалось в Hermes с момента основания и  всегда было своего рода классикой. В то время как золото и бриллианты – это все-таки праздник, более тяжелые, обязывающие, на мой взгляд, вещи. Большинство из них – это классика Hermes, которая уже существовала в серебре: цепи, пересмотренные в другом масштабе, как в желтом, так и белом золоте, какие-то с драгоценными камнями. Таким образом, мы пытаемся 'поженить', соединить то, что называется стандартами Hermes и новым способом их интерпретировать в более роскошной, более утонченной манере. Шаг за шагом мы внедряли и бриллианты, и драгоценные камни в дизайн украшений, и теперь существует отдельная линия Hermes Haute Bijouterie.
 
Создание украшений  – это вам не кожу резать на мысок туфель, это куда более ценные материалы, дорогие и редкие, и за этим стоит виртуозная работа мастеров-профессионалов. Это просто другой уровень ответственности, здесь надо было серьезно включать мозги – и думать дважды, как резать золотую форму и стоит ли вообще, или как именно огранить камни. Чтобы понимать все это, мне требовалось серьезно понабраться опыта и сейчас я чувствую себя куда увереннее. Хотя по сравнению с мастерами, которые трудятся над украшениями не одно десятилетие, я по-прежнему ребенок!
 

Даже не имея опыта и знаний, я всегда был весьма требовательным! Все-таки это наверное дар художника – я всегда отчетливо представлял себе, как финально должна выглядеть вещь и всегда говорил ювелирам, что именно им надо сделать. Наверное, благодаря моему перфекционизму наше ювелирное ателье стало работать на более высоком уровне, и наверное еще лет восемь назад мы не смогли бы создать вещи, подобные колье в виде хлыста  или золотой сумочки Birkin, а теперь вот можем. 

Hermes – довольно классический Дом, и ему порой нужны некие сюрпризы, встряски, нечто такое, чего привыкшие к нему клиенты не могли ожидать, и очень удивились бы, но в итоге все-таки признали в этом свой Hermes. Такие вещи, как колье в виде хлыстов или драгоценные сумочки, просто необходимы иначе мы станем слишком обыденными и в итоге наскучим людям.
 
Наши драгоценные cумочки – эта небольшая провокация, все мечтают о кожаных моделях, а мы предлагаем их из золота и бриллиантов. И потом подобные вещи для нас – переход на другой, более высокий уровень мастерства. Ателье, которые могут реализовать подобные украшения, в Париже всего 3-4, и наше одно из них. Для создании драгоценных сумочек мы придумали собственное ноу-хау по воспроизведению узора крокодиловой кожи в золоте: переносили узор натуральной кожи на особую пластину и потом разработали технику печати этого узора на золоте под прессом. Эффект получается абсолютным!
 

Для создания ювелирного хлыста мы с нуля создали особую конструкцию из подвижных сегментов разного размера, и соотстветственно вставили в нее бриллианты разного размера. Только чтобы найти 3699 камней и огранить их требуется несколько месяцев, а само такое украшение создается полтора года. Но результат того стоил: самое первое колье Fouet, а всего мы сделали три таких на весь мир, было продано за 24 часа, остальные тут же заказаны.
 
По природе я минималист, и моя натура полностью совпадает с концепцией сдержанной роскоши украшений Hermes. Я вообще не думаю, что смог бы работать с большими драгоценными камнями, создавать нечто в окружении десятков бриллиантов. Это не тот Дом, где камни должны сверкать ярко и демонстративно. 

Фото: Frederic Presles, Dan Tobin Smith


Дата размещения: 20.11.2012







| НОВОСТИ

14.04.2014
Любит, не любит
Baselworld 2014. В бренде Christophe Claret создали часы с экзотической функцией любовного предсказания
04.04.2014
В четыре руки
Baselworld 2014. Дом Chopard представил украшения, созданные по дизайну Харуми Клоссовска де Рола
28.03.2014
Под куполом
Baselworld 2014.  Малые акрхитектурные формы  – купол и мосты в Tri-Axial и  Neo-Tournillon от Girard-Perregaux.
27.03.2014
От всего сердца
Ювелирный бутик Dolce & Gabbana в Москве как мир чувственных символов дизайнеров в драгоценных материалах
13.03.2014
Круглогодично ваши
Дом Chanel представил новинку в коллекции J12. Знакомьтесь – J12-365, по-настоящему женские часы
12.03.2014
Пусть пройдет дождь
Ювелирное дизайн-ателье Why Not Sky представило первую капсульную коллекцию под названием Rain